Manifold Geometry // Многообразная Геометрия

Про инвестиционную привлекательность замороженного пампаса

/ Просмотров: 245
«Прежде чем высказаться, подумай, а не дурак ли ты?» Из известной книги Паршева.

Открытие французской Матрой подразделения в Нижнем Новгороде не было инвестицией. Здесь не разворачивалось новое производство, деньги не вкладывались в создание чего-то вещественного в наших реалиях. Просто оказалось, что есть достаточно дешевая и квалифицированная рабочая сила, по сути — бесхозное наследие из ученых, инженеров и производственников. С развалом Союза многие оказались перед выбором: работать за копейки или наняться в «инофирму» за нормальные деньги. Внешнему же (не на местах) руководству компании, по фактическим показателям, был интересен голый аутсорс. Компания не прорастала в университеты, не издавала книг и монографий, а участвующие в разработке ядра и приложений люди, хотя и считались «мозгами», никогда не претендовали на авторство и даже, в особо нажористых случаях, упоминание в связи с выходом новых версий «наших» востребованных продуктов. Наверное, это нормально, то есть я далек от мысли обвинять капиталиста в том, что он капиталист и вопить про какую-то там «справедливость», которая есть не более чем химера на службе у всяких мутных хлопчиков.

Интересно другое. Сама модель аутсорса подобного рода глубоко порочна уже потому, что является своеобразной формой вывоза капитала, а это, как мы знаем, — фундаментальнейшая проблема России хоть сейчас, хоть при царе горохе. Что вывозится понять нетрудно. В бизнес-модели разработки на заказ идет отток умственной (психической) энергии, которая, в конечном итоге, так же производна от энергии вмещающего ландшафта, как, например, то же производство никеля. Ты отдаешь время жизни, а интересант получает интеллектуальное право, то есть — сам продукт. Фантики, приобретаемые в виде зарплаты, капиталом, конечно, не являются, так как не вкладываются в производство, а проедаются работником. То есть, короче говоря, интеллектуальная энергия сотен людей на протяжении десятилетий вывозится из страны, конвертируясь в продукт, принадлежащий кому-то извне. Вместо нашей системы Астра получается чужая Катия, вот как обстоит дело.

Особенно явно отсутствие инвестиций проявилось во временной перспективе. Как стало неудобно, господа мгновенно свернули весь пикник, часть народа прихватили в субтропическое зарубежье, а на остальных махнули рукой. Серьезных активов по сути и не было, подумаешь, горстка программистов да фура с компьютерами и дешевыми столами-стульями. То есть, самое главное: не осталось ничего материального, да хоть бы и цифрового. Все выкопанные алмазы ушли в закат. Было да и всплыло, будто и не было ничего. Офисные помещения брались в аренду, а то, что можно было сохранить или перенять сделали совершенно другие люди, и опять, что характерно, не мы. Действительно, для аутсорса разработки ПО не нужно ничего строить, даже покупать готовое не нужно. Арендуй помещение, подключай шланг да высасывай мозги и время жизни людей, благо, что много за свою работу они и не получат (потому что курс отрегулирован под экспортеров). Ты даешь папуасам условную тысячу евро, а там она преобразуется в рыночную зарплату, «хорошо оплачиваемая профессия», да. Капитализировать приходилось знания, причем иногда это было нужно просто для того, чтобы выполнить проект. Не раз, не два, да пожалуй и не десять я покупал с зарплаты специальную литературу, печатал и подшивал сборники конференций, просил сестру переводить с французского, лишь бы иметь возможность просто работать с вещами, за которые без «инженерии знаний» лучше и не браться. Аутсорсинговые компании лишены собственной культуры, ее нужно нарабатывать, а для этого нужен свободный ресурс и, что самое главное, руководящая воля. Культура той компании, в которой вырос я, была полностью сформирована изнутри. Та культура остается для меня образцом и примером для подражания по сей день.

Россия никогда никому не была нужна, кроме как в роли ресурсного депо. Эдакой компостной ямы, где всегда найдется ведерко-другое перегноя, чтобы вырастить на нем чужой гешефт. Я не экономист, но понимаю, что экономика первична. Движение капитала из России и обратно, его петляние с запада через восток и снова на запад — все это не более чем пути энергии по кратчайшему маршруту. Такой вот, понимаешь ли, экономический рельеф. А что люди? Да просто «вторая нефть».