Manifold Geometry // Многообразная Геометрия

Мæнг дуне

/ Просмотров: 142

— А заправка там есть?
— Есть, как не быть. Есть, есть заправка. Только она не работает.

В путешествии сбиваешь с себя ржавоту укоренившихся привычек и пробуешь свое нутро — не прослабло ли, не размягчилось, не приобрело ли сладковато-тяжелый запах медленного гниения, да и осталось ли оно вообще. Так и эта поездка отчего-то дебютировала с не самой злобной, но вполне откровенной биопсии, мол, давай, покажи, что там у тебя под слоем поведенческих стереотипов и узкокультурных шаблонов. Оно, наверное, так всегда и бывает, когда ты, так сказать, Встаешь на Путь, просто ты по причине слишком уж толстой лобовой брони этого не замечаешь. Пожалуй, тут самый смысл и есть, и мимолетная поездка в Осетию это как-то контрастно высветила.

Дорога — это люди, начиная от тётушки в придорожном шалмане и заканчивая матёрым летёхой-гаишником, разыгрывающим осточертевший номер с моей машиной-заложником на штрафстоянке. В этом разрезе, путешествие — это способ тренировки отрешенности от всякой мерзости Мiра Сего, установка пакета обновлений к криво, но самостоятельно развернутой программке Посылай-не-Посылая. Тренинг личностного роста от самой матушки природы через посредство взаимодействия с другими стайными хищниками-падальщиками, видящими в тебе один только корм.

Не буду здесь распинаться про красоты Кавказа и горское гостеприимство — все это никуда не делось. Но и не было главным, а проходило лишь фоном к какому-то тоскливому осознанию, что все не то, чем кажется. Даже те фотоны с могучих скал, что запечатлелись на снимках пейзажей — лишь тень от тени живой, но очень медленно дышащей ряби земли, которой безразлично само твое существование, да и нет никакого «тебя» в масштабе их времени, измеряемом тиками геологических эр.

Отдельной нитью в повествование следует вплести гармонику аланской культуры. Под расхожим словом «культура» следует понимать не пироги и даже не пантеон с Уастырджи во главе списка, а сам осетинский способ жить, каким-то неведомым образом позволивший этому народу сохранить себя и свою землю в очень непростых условиях, несмотря ни на что. Поначалу принятое мною за типовой «кавказский колорит», ощущение особенности места оказалось глубже и богаче, чем то, что лежит на поверхности. И ты, читатель, лучше езжай да сам погляди на высокие аланские горы и вдохни сладкого кавказского воздуха. Глядишь оно и пойдет на пользу.