Практикум по обратному инжинирингу

«Пока голова работает, нужно обязательно преподавать, иначе — деградация неизбежна». Александр Андреевич Самарский, цитируется по воспоминаниям Коновалова А.Н.

Пребывание в аспирантуре Университета Лобачевского — это, помимо чисто академических дел, прекрасная возможность заняться такими вещами, о которых не станешь и помышлять в свободное от основной работы время. Разлитый повсюду скепсис, что, дескать, из аспирантуры сделали чёрт знает что, преобразовав ее от традиционной формы диполя Учитель — Ученик к «высшей ступени образования», вообще-то, понятен. Усреднённый аспирант в наше время — это (исключая маргиналов, косящих от армии, и, например, тех, кто держится за общежитие) смесь из самомнения, юношеского идеализма и искаженного представления о собственных финансовых перспективах. Молодые умы стремятся реализоваться прежде всего в науке, а преподавание рассматривается ими лишь как некоторый досадный довесок. В аспирантуру идут не за преподаванием, туда идут за корочкой кандидата наук. Хотя гарантированных материальных благ в наше время за кандидатство не положено, остается мотив личных амбиций, на котором и едут в светлое завтра десятки тысяч аспирантов по всей нашей необъятной. В этих кругах котируется только диссертация, а дополнительная нагрузка в виде основ педагогики, психологии и философии рассматривается почти как оскорбление чистого теоретического ума, пронзающего высшие сферы бытия позитивистским научным методом. Однако, как и всё в этом мире, польза и вред от «лишних» спецкурсов, лекций и экзаменов целиком зависит от личного отношения. Осознанно живущий человек, так или иначе, найдет способ обратить любую деятельность в полезное русло.

Итак, педагогика. Ну какой из нашего брата-аспиранта к чёрту педагог? Педагогом был Антон Семёнович Макаренко, Александр Александрович Андронов или, например, Александр Андреевич Самарский, чье обезоруживающее высказывание помещено в сегодняшний эпиграф. А мы? А нам остается технология преподавания, то есть совокупность методов обучения вверенного нам личного состава так, чтобы польза из такого обучения хотя бы не оказалась отрицательной. Технология — ключевое слово. Она нужна и в обработке деталей и в обработке человека, тогда как виртуозное учительство — это совсем другое, недоступное широким слоям, колдунство. Технология преподавания есть спецификация учебного процесса. Едва ли можно отрицать, что продуманное занятие со студентами, следующее определенному плану с заранее известными результатами и заботливо раскиданными граблями под ласковым взором педагога лучше, чем отвратительно исполненная импровизация. А ведь большинство импровизаций именно таковы.

Всякому прикладному вычислителю можно рекомендовать монографию А. Самарского и А. Михайлова [Самарский А.А., Михаилов А.П. Математическое Моделирование: Идеи. Методы. Примеры. // 2-е изд., испр, — М.: Физматлит, 2001. -320 с. ISBN 5-9221-0120-Х.] хотя бы ради того, чтобы тот усвоил триаду Модель-Алгоритм-Программа.

Поскольку и мне-грешному доводилось терзать ни в чем не повинных людей своими бестолковыми образовательными интенциями, в наличии стандартов на учебный процесс я не вижу никакого зла. Это лишь способ как-то упорядочить учительскую деятельность, вогнать ее в такие рамки, в которых она, будучи исполненной как угодно «виртуозно», все же выполнила функцию передачи знаний и навыков. Но давайте уже к делу. Оказывается, на проведение даже единичного практического занятия может существовать регламент. В рамках регламента нужно иметь проект, в котором будет подробно изложено кому, для чего, что и как преподается. Описывается (контурно) хронометраж занятия, действия преподавателя, предполагаемые действия студентов, а также прицепом даются методические материалы, которые, вообще-то, желательно брошюровать и сделать раздаткой для учащихся. Суть технологии в том, чтобы такое регламентированное занятие мог провести не только его автор, но и другой человек, обладающий нужными знаниями, но не имеющий преподавательского дара.

В процессе работы над проектом занятия, мне в голову пришла вот какая мысль. А что, если на каждое практическое упражнение того же тренинга по ядру OpenCascade иметь подобного рода проект? Если подойти к делу обстоятельно и «на результат», то есть сбалансировать форму и содержание, то из сухого регламента проект занятия преобразуется во вполне осмысленную инструкцию по проведению семинара. Далее формируется каталог этих занятий и таким способом обеспечивается инженерия знаний.

Проект семинара «Интерактивная реконструкция B-поверхности методом скиннинга со сглаживанием».

Оставьте комментарий!

Имя и сайт используются только при регистрации

Выберите человечка с поднятой рукой!

При нажатии на картинку, Ваш комментарий будет добавлен.